Советы каждому

личный блог

Большой театр в С.-Петербурге

Необыкновенно красивая

Большой театр в С.-ПетербургеНеобыкновенно красивая, талантливая, образованная, одержимая искусством, Каролина мгновенно завоевала город – при всей непривычности своего репертуара. Труппа Нейбер чем дальше, тем больше отказывалась от «главных и государственных действ» с их смешением трагического и комического, пафоса и буффонады, ставя вместо них французских драматургов и их немецких подражателей.

Труппа была небольшая всего двенадцать человек, отношения – патриархальные. Неженатые актеры столовались у Нейберов, а незамужние актрисы жили в их доме. Женщины сами шили платья и костюмы для сцены, мужчины раскрашивали декорации, сочиняли афиши, переписывали роли, вели приходно-расходные книги. Это были энтузиасты, проникнутые сознанием своей культурной миссии.

Опирались они на французов, и опора это была надежная, но они выросли в немецкой театральной традиции, и она не могла не наложить на них свой отпечаток. Даже Йоганн Кристоф Готшед (1700-1766) – теоретик лейпцигского классицизма, ославленный впоследствии Лессингом как человек неумный и педантичный, не все принимал у французов. Он, например, уже в 1740 году, задолго до Клерон, выступил против неисторичного костюма французской трагедии.

Что уж тут говорить о людях сцены, для которых искусство составляло самую их плоть и кровь? Труппа Нейбер утверждала в Германии классицизм, ибо он был единственной альтернативой барокко, и эта же труппа подготовила приход «гамбургской школы», в пределах которой восторжествовали сначала просветительский реализм Конрада Экгофа (1720–1778), а потом искусство Фридриха Людвига Шредера, великого актера и режиссера, заставившего Германию принять драматургию Шекспира и «Бури и натиска».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − три =